Рабочая партия России и Фонд Рабочей Академии, возможно, единственные на постсоветском пространстве, кто выступает за сокращение рабочего времени, что отражено в программе РПР: «увеличение свободного времени работников путём сокращения продолжительности рабочего дня до 6 часов и введения 30-часовой рабочей недели без понижения заработка, а также за счет роста времени оплачиваемых отпусков». Уже давно существует необходимость в сокращении рабочего времени, т.к. восьмичасовой рабочий день в России был установлен сто лет назад одним из первых декретов Советской власти. За этот период значительно возросла производительность труда и развились производительные силы. Сохранение восьмичасового сковывает инициативу масс трудящихся и тормозит дальнейшее развитие, вызывая «усталость» общества. Восьмичасовой труд является главным препятствием для технического обновления промышленности и внедрения новейших технологий. С одной стороны, в капиталистической экономике стимулом для модернизации производства является дороговизна переменного капитала (рабочей силы), поэтому чтобы выдержать конкуренцию приходиться инвестировать в постоянный капитал, закупая новейшее оборудование. При наличии дешевой рабочей силы такой экономической необходимости нет, а лишь встречается нецелесообразная погоня за модой без долгосрочного планирования. С другой стороны, чтобы рабочий класс был высококвалифицированной силой и стал способным использовать сложные орудия труда, ему необходимо всё большее иметь свободного времени для своего развития. Современные технологии требуют высокой культуры и дисциплины труда.

Сегодня вся буржуазная мысль направлена на усиление управлением низкоквалифицированными людьми — при этом считая, что через подобные меры сможет сохранить своё политическое господство; но история на протяжении тысячелетий доказывала пагубность подобных мер, т.к. общество уходит в застой и разрушается извне более динамично развивающимися странами, в которых класс, производящий материальные блага, более свободен. Нынешний класс капиталистов не является прогрессивным классом, а наоборот, его суть заключена в реакции на высший социалистический строй, поэтому никогда не выступит инициатором улучшений в трудовом распорядке, а наоборот, будет стремиться всё более отвоевывать свободное время у рабочего класса, тем самым обрекая его на деградацию и ослабление, что и продемонстрировала пенсионная реформа.

Сокращение рабочего дня имеет громадное практическое и историческое значение — это и есть та идея, которая позволит вызвать творческую инициативу и энтузиазм масс. Также, главный показатель эффективности экономики – не произведенный продукт (который считают через показатель ВВП), а экономия времени и трудозатрат в производстве необходимого продукта. К. Маркс в «Критике политической экономии. (черновой набросок 1857–1858 годов)» писал:    «Как для отдельного индивида, так и для общества всесторонность его развития, его потребления и его деятельности зависит от сбережения времени. Всякая экономия в конечном счете сводится к экономии времени. Точно так же общество должно целесообразно распределять свое время, чтобы достичь производства, соответствующего его совокупным потребностям, подобно тому, как отдельное лицо должно правильно распределять свое время, чтобы приобрести знания в надлежащих соотношениях или чтобы удовлетворять различным требованиям, предъявляемым к его деятельности. Стало быть, экономия времени, равно как и планомерное распределение рабочего времени по различным отраслям производства, остается первым экономическим законом на основе коллективного производства».

Сегодня же, владельцы средств производств не только не нацелены на экономию времени наемных работников — основной массы населения, но и демонстрируют самое небрежное отношение к существующему законодательству, в котором закреплен восьмичасовой день. Сверхурочные работы не только всячески поощряются, но и зачастую работодатели принуждают перерабатывать без дополнительной оплаты. Сверхурочные работы сверх первых полутора часов часто не оплачиваются в двойном размере, ведется некорректный учет затраченного времени. По данным социологического опроса компании HeadHunter, проведенного в 2009 году, (других не нашлось): «Сверхурочно не работают лишь 7% россиян, в то время как 61% — остаются работать по окончании рабочего дня или берут работу на дом не реже чем раз в неделю, еще 19% — работают сверхурочно не реже раза в месяц. 91% утверждают, что им сверхурочную работу не оплачивают вовсе».

В такой ситуации сверхурочные работы становятся обычным делом и без должного отпора со стороны наемных работников могут привести к тому, что будет законодательно увеличен рабочий день, как это недавно произошло в Австрии и Венгрии.

Только осознание рабочим классом своего основного (!) интереса в сокращении рабочего дня и организованная борьба за это смогут изменить его бедственное положение и кардинально улучшить условия труда и заработную плату работников. В 1903 году РСДРП выступила с программой, где было записано: «В интересах охраны рабочего класса от физического и нравственного вырождения, а также и в интересах развития его способности к освободительной борьбе партия требует:

1. Ограничения рабочего дня восемью часами в сутки для всех наемных рабочих.
2. Установления законом еженедельного отдыха, непрерывно продолжающегося не менее 42 часов, для наемных рабочих обоего пола во всех отраслях народного хозяйства.
3. Полного запрещения сверхурочных работ.

Через 15 лет, эта программа с установлением Советской власти была реализована во многих пунктах — восьмичасовой день и еженедельный отдых, но так и не произошло окончательного и полного запрещения сверхурочных работ, поэтому это стало главным препятствием для дальнейшего сокращения рабочего дня. И сегодня согласие на сверхурочные работы не дает возможности работникам осознать важность этого вопроса и необходимость скорейшего разрешения в сторону сокращения рабочего времени. Продолжительное рабочее время доказывает следующие  негативные влияния на положение рабочего класса:

1) Производительность труда неуклонно растет, а это значит, что за одинаковый промежуток времени рабочий производит всё большее количество материальных благ. Общественно необходимое рабочее время для производства товаров, при нормальных условиях и средней интенсивности и умелости работников, постоянно сокращается. Это является основанием для сокращения рабочего времени. Но капиталист (работодатель) заинтересован в том, что работник трудился максимально продолжительное время, т.к. его прибыль — это есть неоплаченное прибавочное время сверх необходимого времени для работника. Поэтому капиталист тенденцию  увеличения производительности труда односторонне разрешат в свою пользу тем, что увольняет «лишних» для него работников. Возникает армия безработных, которая давит на работающих и создает конкуренцию между наемными работниками, тем самым вынуждает их соглашаться на невыгодные условия труда. А если предприятие оказывается неэффективным (неконкурентоспособным), работодатель, дабы получать или увеличить прибыль, побуждает рабочих работать сверхурочно. И получается, что работающие отнимают рабочие места у других рабочих. Сверхурочная работа усиливает безработицу, а масштабное сокращение рабочего времени полностью уменьшало бы её. Безработица — это явление, когда часть трудоспособного населения не может применить свою рабочую силу. Она является условием неустройства общества и многих социальных пороков. Согласие работать сверхурочно является разновидностью штрейкбрехерства и противостоит интересам рабочего класса тем, что ослабляет и уменьшает численность рабочего класса.

2) Сверхурочные работы значительно понижают заработную плату, которое есть денежное выражение стоимости рабочей силы, как в отдельных отраслях, так и у самих работников, которые дают свое согласие на сверхурочную работу. Главная причина, которая толкает наемных работников на сверхурочные работы — это крайне низкая заработная плата, не соответствующая стоимости рабочей силы (необходимой сумме жизненных средств). Но сверхурочные работы не только не решают проблемы недостаточной заработной платы, искусственно заниженной различными союзами владельцев средств производств (работодателей), а сверхурочные работы — есть иллюзия решения этого вопроса. Наоборот, согласие работника дополнительно трудиться понижает его заработную плату, даже если оплата за эти часы производится строго в двойном размере. Заработная плата — это денежное выражение стоимости рабочей силы за установленный законом рабочий день. Оплата сверхурочных должна производиться не в каком-то размере от установленных тарифов, а сверх стоимости рабочей силы. Т.е. желание трудиться свыше 8-ми часов по экономическим причинам — это есть согласие работника с низким уровнем заработной платы в угоду интересам капиталистов, которое и вынуждает его тратить больше времени. Участие в сверхурочных работах — это порочный круг, не разорвав который, невозможно бороться за увеличение заработной платы. Сверхурочные работы могут быть допустимы лишь на непрерывных производствах  и лишь на кратчайшие сроки по чрезвычайным обстоятельствам неорганизационного характера — авария, внезапная нетрудоспособность смены и др.

Карл Маркс в «Капитале» «Глава XVIII. Повременная заработная плата» писал: «Общеизвестен факт, что чем длиннее рабочий день в данной отрасли промышленности, тем ниже заработная плата. Фабричный инспектор А. Редгрейв иллюстрирует это в сравнительном обзоре за двадцатилетний период с 1839 по 1859 г., причём оказывается, что на фабриках, на которые распространяется действие десятичасового закона, заработная плата поднялась, тогда как на фабриках, где работают 14–15 часов в день, она понизилась. 

Из закона: «при данной цене труда дневная или недельная заработная плата зависит от количества доставленного труда», вытекает прежде всего, что чем ниже цена труда, тем большее количество труда или тем более длинный рабочий день требуется для того, чтобы рабочему была обеспечена хотя бы жалкая средняя заработная плата. Низкий уровень цены труда подталкивает к удлинению рабочего времени. 

Но и, наоборот, удлинение рабочего времени вызывает, в свою очередь, понижение цены труда, а вместе с тем понижение дневной или недельной заработной платы. 

Из определения цены труда дробью вытекает, что удлинение рабочего дня само по себе понижает цену труда, если не происходит никакой компенсации. Но те же самые обстоятельства, которые позволяют капиталисту надолго удлинить рабочий день, сначала позволяют ему, а в конце концов вынуждают его понижать цену труда также и номинально до тех пор, пока не понизится совокупная цена возросшего числа рабочих часов, т.е. дневная или недельная плата. Здесь достаточно указать на два обстоятельства. Если один человек начинает выполнять работу полутора или двух человек, то растёт предложение труда, хотя бы предложение рабочей силы, находящейся на рынке, оставалось неизменным. Конкуренция, созданная таким образом среди рабочих, даёт капиталисту возможность понизить цену труда, а падающая цена труда даёт ему, в свою очередь, возможность ещё более увеличить рабочее время».

3) Сверхурочные работы ухудшают условия труда. Прежде всего сам факт удлинения рабочего времени — это и есть ухудшение условий труда, который раскрывается в том, что работнику приходится тратить больше жизненных сил, а также сокращается отдых, необходимый для восстановления способности к труду. Вместе с тем, увеличиваются всевозможные вредные факторы, вплоть до недопустимых значений. Например, одно дело трудиться установленное время, которое признанно безопасным для здоровья, другое, когда переработки увеличивают  воздействие вредных факторов на организм человека и от этого рабочее место может фактически превратиться в место с опасными условиями труда на всем протяжении рабочего дня, но эти риски для работника никто не будет учитывать. Сверхурочная работа не только может пренебрегать охраной труда, но и в общем принижать значение охраны труда на производстве. Переутомление работника действует не только во время сверхурочных работ, но при их регулярности оказывает влияние на работоспособность на весь период рабочего дня. Употребление алкоголя, табака, лекарств, а также изменение образа отдыха — это зачастую оказывается для работников попыткой стимулировать способности к труду у физически и морально уставшего организма. Трудящиеся на сверхурочных работах в погоне за зарплатой губят своё здоровье и сокращают свою жизнь, мертвые не потеют. Удлинение рабочего времени препятствует сохранению и развитию производительных сил.

4) Труд для жизни или существование для работы? С увеличением продолжительности рабочего дня жизнь превращается в бессмысленное существование. И только при сокращении рабочего дня труд начинает приносить свои плоды в свободном времени для всестороннего развития человека. Свободное от работы время имеет абсолютную ценность, которая не измеряется деньгами. Если буржуазный лозунг «время — деньги!» имеет смысл, то только в том, что без свободного времени — деньги ничто! Свободное время необходимо для развития, для семьи, для всего важного в жизни, что имеет настоящий смысл для всякого человека. С этим никто никогда не спорил и в здравом уме отрицать не будет. Понимает это, вроде бы, и сам работник, соглашающийся на сверхурочные работы, но вследствие дефицита свободного времени, а значит, и отсутствия условий для развития, к нему не приходит осознание того, что это не его личная беда, а существующий капиталистический строй ставит его в подобные жизненные обстоятельства. В этом и заключается вопрос, что рабочие — производители свободного времени — меньше всех в современном буржуазном обществе обладают временем. Свободное время, созданное рабочими, потребляют владельцы средств производства. Об этом Карл Маркс в работе «Теории прибавочной стоимости» писал так: «настоящее богатство — такое время, которое не поглощается непосредственно производительным трудом, а остается свободным для удовольствий, для досуга, в результате чего откроется простор для свободной деятельности и развития. Время — это простор для развития способностей и т.д. Известно, что сами политико-экономы рабский труд наемных рабочих оправдывают тем, что он создает досуг, свободное время для других, для другой части общества, а тем самым — и для общества наемных рабочих» .

Почему наемный работник должен быть лишенным главного богатства, которое он и создает? На каком основании людей ставят в положение, при котором их жизнь лишается всякой возможности улучшения? Никаких научных обоснований нет и не может быть. Существующее положение никак не оправдывается, а лишь поддерживается древней традицией рабства, когда на заре цивилизации человек стал угнетать человека на правах сильнейшего. Стоит ли говорить о том, что всё культурно-социальное развитие человечества идет строго по пути преодоления традиции рабства? История удостаивает эпитетом «Великий» лишь тех, кто освобождает человечество от рабства, хоть в форме прямого рабства, хоть крепостного или наемного. Но спасение утопающего — дело рук самого утопающего. Пока рабочий класс не осознает ценность свободного времени, которое ничем не заменить, борьба за свое освобождение от эксплуатации будет носить лишь стихийный и одиночных характер, побиваемый бичом сверхурочных работ.

5) Полный отказ от сверхурочных работ — это первый организационный шаг рабочего класса на пути реализации не только своих непосредственных интересов, которые заключаются в условиях продажи своей рабочей силы, но и необходимость для борьбы за коренной интерес — в уничтожении наемного труда. Чтобы бороться, объединяться, учиться, управлять, необходимо время, которое зачастую бездарно и предательски тратится на сверхурочные работы.  Рабочий класс не сможет выступить за 6-ти часовой рабочий день, как организованная сила, пока проигрывает в этом вопросе. Слабые профсоюзы, незнание или отсутствие коллективных договоров на предприятиях, трусость перед законной забастовкой, незнание своего положения и текущего общественного момента, отказ от своих жизненных интересов — всё это во многом результат сверхурочных работ. Да и, наконец, на этих сверхурочных работах загублены многие социальные гарантии государства, завоеванные предыдущими поколениями, вроде бесплатных квартир, т.к. все вопросы ликвидации благ трудящимся решались без какого-либо их участия!

Что необходимо, чтобы начать бороться со сверхурочным временем? Во-первых, наиболее широко разворачивать просвещение по этому вопросу, как в рядах наемных работников, так и инициировать выступления в научной среде. Не существует никаких обоснований для какого-либо увеличения продолжительности рабочего времени, кроме психологической запуганности перед начальством. Во-вторых, необходимо консолидироваться профсоюзам, общественным организациям и всем прогрессивным силам общества по этому насущному вопросу для подавляющего большинства работающего населения. Нет важней вопроса в области трудовых отношений, чем сокращение рабочего времени: кто за будущее и за развитие, тот с нами в этом вопросе на деле! В-третьих, обязательное включение в коллективные договора пункта о полном запрещении сверхурочных работ. В тех редчайших случаях, когда сверхурочная работа оправдана технологическим риском, требовать максимальные выплаты за дополнительную работу, чтобы сверхурочная работа стала неприемлема работодателю по сравнению с профилактическими работами.

Александр Фианит, Рабочая партия России, Минск.