Александр Сергеевич КАЗЕННОВ, руководитель Ленинградского отделения Фонда Рабочей Академии, доктор философских наук, профессор, действительный член Петровской академии наук и искусств

Аннотация. Советы как организационная форма диктатуры пролетариата возникли не сразу, а после длительного развития марксизма как современного мировоззрения и практики революционной борьбы пролетариата. Отход от марксистской теории и практики формирования Советов привел сначала к ослаблению Советов, а потом и к их разрушению контрреволюционными силами. Осмысление успехов Советской власти и её поражения в мирное время от преимущественно внутренних врагов заставляет вернуться к основам теории и к ошибкам политики строительства и развития первой фазы коммунизма в первой стране социализма. Основной ошибкой в теории и практике Советов был отход от принципа формирования Советов на основе производственных ячеек общества – фабрик, заводов, комбинатов, совхозов и последующее ослабление связи коммунистической партии и государства с рабочим классом. Поэтому рабочий класс оказался недостаточно подготовленным к контрреволюционной ситуации, и социализм в СССР потерпел поражение. Теперь стоит задача познания и исправления ошибок.

Ключевые слова. Советы, советское строительство, профсоюзы, диктатура пролетариата, коммунистическая партия, производственный принцип выборов, предприятие, депутат.

 

В конце ХХ века казалось, что с Советами все ясно: классики сформулировали теоретические основы, дали опыт практической реализации теории советского строительства, указали перспективы и стратегию развития. Да сформулировали, да показали на практике. Но почему же Советская власть в передовой могущественной успешной стране потерпела суровое поражение? Видимо не все было ясно или в теории Советов, или в практике советского строительства, а скорее всего в том и другом вместе, как и вообще не может быть успешной практики без её глубокого теоретического понимания. Впрочем, возможно, что эта всемирно-историческая проблема тогда еще не созрела вполне, много было важнейших текущих горячих проблем борьбы за новую жизнь с могущественным тогда мировым империализмом. И только временное поражение коммунизма в СССР вызвало новое пристальное внимание к проблеме Советов с целью изучения и исправления социального движения, выведения его на путь общественного прогресса. Это тем более необходимо, что мировое коммунистическое движение сохранилось и продолжает прогрессивное развитие в новых условиях, в том числе в Китайской Народной Республике.

Так в чём проблема Советов? Исследования опыта поражения Советской власти в СССР привели к выводу, что главная теоретическая проблема – само понимание Советов. А результатом недопонимания сущности и способа их функционирования являются две вытекающие отсюда проблемы: отход от производственной основы Советов и их ослабление, использование такого отхода внутренними и внешними врагами и предателями.

Поэтому важно снова обратиться к теоретическим основам Советов (видимо, сами Советы “zuGrundegehen” [нем. – погибать, идти к основанию], как сказал бы Г.Гегель). Их основа (как сущность) впервые явилась в 1871 году в Парижской Коммуне и в 1905 году в Иваново-Вознесенском Совете. И, как всегда бывает с новой сущностью, она возникла сначала не в своей собственной форме, а в видимости своей формы. Поэтому как раз в эти явления и их формы и нужно прежде всего снова всмотреться.

1. Парижская Коммуна и Ивановский Совет: тождество и различие

Обычно Парижскую Коммуну и Иваново-Вознесенский Совет отождествляют.1 На том простом основании, что это первые опыты пролетарских революций и установления диктатуры пролетариата. А если различия рассматривают, то, в основном, в плане функционирования главных действующих сил (прежде всего органов власти) по достижению целей: в Париже – это значит в столице государства, в центре, ближе к решению вопроса о государственной власти в социальной революции. А в Иваново-Вознесенске – значит в рядовом городе, значит, событие имеет региональное (местное) значение, а, значит, интересно как отдельный опыт организации профсоюзов, забастовочных комитетов, городской жизни и самого органа самоорганизации рабочего класса. И вообще, чаще всего их рассматривали раздельно, полагая, что связь обусловлена уже тем, что они суть одно движение, явления одной сущности. Но получается, что над самой-то организацией этой сущности недостаточно задумывались. А зря, хотя это и объяснимо остротой борьбы с правительством, и остротой борьбы с мелкобуржуазными тенденциями внутри революционного движения, особенно с анархистским идолом «общин». Об уровне понимания самих творцов Парижской Коммуны говорит её название и первые практические шаги по строительству нового государства (правительства) и общества (собственно Коммуны). Выборы, назначенные Центральным комитетом Национальной гвардии и состоявшиеся 26 марта (через восемь дней после начала революции) проходили в коммунальный совет Парижа. Такие коммунальные советы есть и по сию пору во Франции, как и соответствующий термин. Так назывались территориальные органы регионов. Это было нормальное буржуазное название. Поэтому коммунары, чтобы отделить себя сразу от буржуазного государства и его названий приняли и 28 марта торжественно объявили на площади перед Ратушей: «Именем народа Коммуна провозглашена!». Имелась в виду Центральная община и Центральный орган государства, к которому должны были присоединиться самостоятельные коммуны других городов. И это правильно и хорошо. Но! Но что значит «Коммуна» в это время? Ведь коммуна – это значит община, общество, а не управляющий орган, который был только что образован, вернее – провозглашен. И он только провозглашен! Ведь термином «коммуна» обозначался в те времена не орган управления (не правительство, каковым и была Коммуна), а округ (регион) или люди, в нем проживавшие. А орган управления называли «совет коммуны». А в провозглашенной коммуне пока почти ничего нет, кроме избранного городского Совета, названного «Коммуна». Да притом «Парижская Коммуна», то есть сразу же положена рефлексия: она только городская (для города Парижа) или центральная – для страны? Т.е. под Коммуной можно было понимать и общность парижан. Но это было бы неточно, поскольку среди парижан была масса буржуа и настроенных против Коммуны в новом, революционном, смысле.

На самом деле коммунары назвали свой управляющий государственный орган на большой вырост. Вот когда государство отомрет (растворится в Коммуне-Обществе), тогда останется одна Коммуна. Правда это будет Коммуна Коммун как добровольный союз городов-Коммун. А в Париже Коммуна только зарождалась. У неё не было главной основы: организованных рабочих на предприятиях, составивших бы её производственную основу в форме единичных коммун. Все это ещё только предполагалось сделать. Правда, инстинкт рабочего класса сразу повел Коммуну по многим правильным направлениям, в том числе она сразу стала устанавливать связи с производственными коллективами и общественными организациями трудящихся. Но в начале пути нужно четко фиксировать: был создан именно Совет Коммуны, состоявший из 86 человек, а не сама коммуна как новый тип общины.2 Коммуна как общность горожан была лишь «в-себе», в понятии, её еще нужно было создать. Поэтому истинным названием было бы «Совет Коммуны». Коммунары как совет коммуны и начали сразу строить коммуну-общину в масштабах города и государства с опорой Центральной администрации страны на «собрание делегатов всех объединенных коммун».3 Рефлексия город-государство сразу стала тормозом развития государства: коммунары в основу политической программы положили «полную автономию коммун на всем протяжении Франции» и «федерацию самоуправляющихся коммун-городов». Отсюда же и другие ошибки: они не взяли Французский банк, чем затруднили свою работу и дали возможность этому банку финансировать своих врагов.

Первым декретом они упразднили старую постоянную армию, потом упразднили полицию, установили максимальные оклады госслужащим, отделили церковь от государства, ввели выборность, сменяемость и ответственность всех должностных лиц. Они опирались на организации трудящихся: кооперативы, профсоюзы, производственные ассоциации и содействовали их развитию. Революционеры организовывали коммуны в других городах: Лионе, Марселе, Тулузе… А старейший коммунар Шарль Белэ выразил пожелание сделать Францию «… поддержкой слабых, защитницей трудящихся, надеждой угнетенных всего мира и основой Всемирной республики».4 Таким образом, рабочее государство сразу обозначило свою суть и стратегию своего развития.

В этом смысле ивановские рабочие под руководством большевиков действовали по-видимости противоположным образом: он создали Совет рабочих депутатов, то есть орган управлениязабастовкой, который принял на себя и задачи управления городом. А поскольку Совет образовался на основе профсоюзов, рабочих комитетов и забастовочных комитетов предприятий, т. е. первичных производственных коммун, постольку под Советом возникла городская коммуна: так что это был тожеСовет Коммуны, состоявший из рабочих-представителей первичных коммун. Такчто его можно было назвать и «Совет коммун». Но пока это тоже была Коммуна скорее лишь в возможности, больше по понятию, чем по реальному функционированию, хотя она уже имела реальные корешки на предприятиях и была, в отличие от всеобщей Парижской Коммуны, особенной Коммуной – городской, на уровне города. И в этом смысле ивановские рабочие учли опыт парижан и начали более правильный путь строительства Совета – снизу, с единичных коммун, руководимых профсоюзами, рабочкомами и забасткомами. Хотя и здесь название органа управления правильное, но одностороннее. Оно верно и хорошо схватывает главное – это власть рабочих. Но оно не показывает, что это а) власть не этих отдельных рабочих-депутатов, а власть делегировавших их (от французского – deputer–делегировать) рабочих предприятия, составляющих первичную (единичную) коммуну; б) власть не делегатов-депутатов лично, а власть особенной (городской) коммуны: это власть Совета коммуны.

Поэтому и в Париже, и в Иваново-Вознесенске мы видим явление одной сущности на разных стадиях её развития и осознания: Коммуны и её Совета во всеобщей (государственной), особенной (городской, региональной) и единичной (производственной) формах.

Таким образом, за 35 лет пролетариат прошел путь от всеобщей формы Совета (в масштабе государства) до особенной формы (в масштабе обычного городского Совета). Хотя понятно, что всеобщее имело в себе также и момент особенного – городского Совета, который в Париже был подчиненным моментом. Но только когда в 1917 году начали с единичных коммун на предприятиях, объединенных городским Советом в особенную (городскую) коммуну, тогда смогли создать и всеобщую (государственную) Коммуну. Правда, на первых порах, лишь в её слабом одиноком зародыше, окруженном стихией внутренней российской и мировой буржуазной и феодальной враждебной противоположности.

2. Сущность Советов и их депутатов

Важнейшим, однако, является вопрос о сущности новой формы государства. Сущность всякого государства, как известно, – это диктатура господствующего класса. Отсюда следует, что сущность конкретного государства определяется тем, государством какого класса оно является. Осознание этого положения позволяет понять, в каком государстве мы живем.

Нынешнее российское государство – буржуазное и по сущности, и по форме. По форме – это президентско-парламентская республика, в которой отлаженная машина всеобщих выборов обеспечивает сохранение и воспроизводство диктатуры буржуазии.

Поскольку нынешнее буржуазное государство не первое буржуазное государство в истории России, то оно может быть отнесено к тому типу государства, которое установилось в России в феврале 1917 года после февральской буржуазной революции и просуществовало восемь месяцев до Великой Октябрьской социалистической революции. Именно оно, кстати, декретом Временного правительства уничтожило корпус жандармерии и департамент полиции и образовало народную милицию. Это первое российское буржуазное государство пыталось взаимодействовать с возникшими вновь в России после двенадцатилетнего перерыва Советами, пока они оставались эсеро-меньшевистскими, и организовывало выборы в Учредительное собрание, которое созвали большевики. На партию Ленина клевещут, что она разогнала Учредительное собрание. Но это неправда. Лишь несколько человек охраны отказались нести службу в четыре часа утра, и депутаты разошлись на ночной отдых. Убиенными же депутаты Учредительного собрания оказались по приказу Колчака, к которому они приехали в Сибирь за помощью, но который стремился вернуть страну в феодализм.

Для того, чтобы провести изменения в форме российского государства, потребовалась Первая русская революция, возникшая и прошедшая под давлением и при активной роли рабочего класса.В результате Первой русской революции 1905 – 1907 годов в России появилась Государственная Дума, то есть российский парламент. Но парламентской республикой Россия от этого не стала. Парламент явился не более чем украшением царского самодержавия. Помещичий класс сохранил свое политическое господство, лишь видоизменив его форму. И это в условиях, когда в экономике по сути дела завершилось становление буржуазного способа производства и началось развитие и превращение российского капитализма свободной конкуренции в монополистический капитализм. Другим важным результатом Первой русской революции явилось возникновение Советов, которые впервые были созданы русскими рабочими в Иваново-Вознесенске как органы забастовочной борьбы. Как и парламент, Советы тоже были представительными органами, но представительство осуществлялось не от территориальных округов, а от забастовочных комитетов фабрик и заводов. В 1905 – 1907 годах городские Советы были созданы в нескольких городах, затем они на 12 лет исчезли и в 1917 году на волне широкого забастовочного движения стали возникать снова повсеместно как грибы после дождя. И хотя они вначале по своему составу были эсеро-меньшевистскими, В.И.Ленин, большевики увидели в них организационную форму диктатуры пролетариата. И если К.Маркс и Ф.Энгельс, анализируя опыт Парижской коммуны, доказали невозможность использования буржуазной государственной машины для решения задач коммунистической революции и необходимость её слома, то В.И.Ленин, опираясь на опыт Первой русской революции, сделал вывод о том, что Советы представляют собой новый тип государства, новый государственный аппарат, который приходит на место старого, буржуазного, но основы его создаются еще в лоне старого буржуазного строя. Советы как будущий государственный аппарат пролетарского государства рабочий класс России создал с февраля по октябрь 1917 года. В сентябре в результате активного участия большевиков в разгроме корниловского мятежа произошла большевизация Советов, поскольку в отличие от парламентов, избираемых по территориальным округам, в избираемых по фабрикам и заводам Советах прост и реален механизм отзыва и замены депутатов: меньшевиков отзывали, а на их место избирали большевиков. В 1917 году в России сначала сложилось двоевластие, а затем рабочий класс России, используя нарождающийся советский государственный аппарат будущего социалистического государства, с помощью по сути дела бескровного вооруженного восстания установил Советскую власть как форму диктатуры пролетариата. Оно является новым и по сущности, и по форме. Никогда и нигде ранее не устанавливалось государство рабочих, государство трудящихся в интересах самих трудящихся. Впервые в мире – в России – было создано государство пролетариатом и для пролетариата. Но оно было новым и по форме: нигде и никогда раньше не строилось государство на основе фабрик, заводов, сельхозпредприятий самими рабочими этих предприятий. Были советы царей, военачальников, землевладельцев, рабовладельцев, предпринимателей, епископов и т. д. А вот Советов рабочих, крестьянских, солдатских, казачьих и пр. депутатов, составляющих государство снизу доверху никогда и нигде не было. Такое государство возникло в России в 1917 году.

Интересно вспомнить такой факт, что при разработке второй Программы РКП(б) Ленин рассматривал возможность отступления от формы Советов как результат и выражение возможного в борьбе общего отступления под давлением обстоятельств и сил противника, а не как движение к развитию демократии трудящихся, пролетарской или рабочей демократии. Ленин в резолюции Седьмого съезда РКП(б) по Программе партии предложил записать следующее: «изменение политической части нашей программы должно состоять в возможно более точной и обстоятельной характеристике нового типа государства, Советской республики, как формы диктатуры пролетариата и как продолжения тех завоеваний международной рабочей революции, которые начаты Парижской Коммуной. Программа должна указать, что наша партия не откажется от использования и буржуазного парламентаризма, если ход борьбы отбросит нас назад, на известное время, к этой, превзойденной теперь нашей революцией, исторической ступени. Но во всяком случае и при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику, как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата, свержения ига эксплуататоров и подавления их сопротивления»5.

Но ВКП(б) допустила ошибку, когда при обсуждении Проекта Конституции 1936 года перенесла формирование депутатского корпуса с производственных округов на территориальные избирательные округа, то есть вернула территориальный принцип избрания депутатов Советов – принцип парламента. Но тем самым у Советов депутатов трудящихся был отрезан корень их силы – их производственное основание, производственные общины, их пролетарская природа. Это значило также и ослабление депутатов как персон и общественных деятелей, которые также имели в Советах другую социальную природу, другое положение в системе власти и другие функции как на предприятии, так и в Совете. В отличие от буржуазного парламента, депутат Совета представлял не «территорию», не абстрактное «население» и не отдельных абстрактных «рабочих», а трудовой коллектив, предприятие (завод, фабрику, комбинат, совхоз) и его рабочий (или фабричный) комитет. Поэтому городской (и выше) Совет был собранием (и органом) не отдельных рабочих, а Советом предприятий, Советом трудовых коллективов, Советом рабочкомов, первичных коммун. И трудовой коллектив следил за работой такого делегата и его контролировал. А в случае невыполнения депутатом своих обязанностей, производственный коллектив мог легко, на собрании (или конференции, если предприятие большое), его отозвать и заменить с любого уровня власти. Но такой депутат Совета имел и другое (по принципу дополнительности) право и обязанность: представлять Совет на предприятии, быть делегатом Совета на предприятии. В таком случае его социальное влияние на предприятии и роль в управлении производством сравнима с ролью и влиянием директора. То есть депутат стал подлинно народным, подлинно демократическим, двуединым по сущности делегатом. Таким образом значение депутата увеличивалось, связь предприятий с городом и государством укреплялась. Причем такой делегат не обязательно должен быть рабочим: он может быть инженером, мастером, руководителем партийной организации, даже служащим со стороны или еще кем-то. Но он прошел через выборы на предприятии, и трудовой коллектив оказал ему доверие. После принятия Конституции 1936 года эти связи стали слабнуть, отзывы депутатов производились реже и реже, а потом, в период Хрущева и Брежнева, практически почти прекратились. Роль Советов свелась к утверждению планов начальства и их выполнению.

К сожалению, руководство КПСС последних лет не смогло последовать мудрому предположению и предупреждению В.И.Ленина. И КПСС как целое капитулировала перед группой предателей в руководстве, поддержанной международным империализмом.

Но здоровая часть партии осталась и продолжала борьбу за реализацию стратегии, выработанной основоположниками коммунистической партии. Жизнь лишь подтвердила правильность теории и стратегии партии: отход от этой линии привел руководителей и страну к поражению. Это – отрицательный (от противного) аргумент в пользу истинности теории и стратегии коммунизма.

3. Всеобщность Советов как формы диктатуры пролетариата

Путь, на который впервые встали Парижская Коммуна и Ивановский Совет, – это путь первопроходцев. Теория научного коммунизма и практика строительства и развития социализма в ХХ и ХХI веке убедительно показали, что после победы социалистической революции и на всем пути до полного уничтожения классов государственная власть не должна быть ничем иным, кроме как диктатурой пролетариата, властью рабочего класса. Русский, российский рабочий класс показал, а история победы, построения, развития и временного поражения социализма в СССР подтвердила, что адекватной организационной формой, отвечающей сути диктатуры пролетариата, являются Советы как органы, формируемые не по территориальному, а по производственному принципу. Именно потому, что они опираются в своем формировании и работе на объективную реальность — организованность трудящихся в процессе общественного производства, Советы, избираемые в трудовых коллективах, пронизывая общество единой сетью, обеспечивают пролетарский характер власти, контроль и регулирование со стороны масс. Опыт СССР доказал незаменимую роль партии рабочего класса как руководящего ядра Советов и Советского государства. Полностью сохраняет свое значение ленинская теория о партии, о том, что «не может быть революционного движения без революционной партии, вооруженной передовой теорией». Такой партией была партия большевиков, партия рабочего класса, партия Ленина – Сталина. Под её руководством в СССР были решены многие фундаментальные исключительной важности проблемы, которые сущностно не решала и не может решить ни одна капиталистическая страна. А именно, были обеспечены полная занятость, улучшение условий труда, бесплатные образование, медицинское обслуживание, пользование достижениями науки и культуры. В СССР были практически бесплатными жилье, коммунальное обслуживание, транспорт и т.д. Особо важно, что социализм как никакой другой строй защищал жизнь людей, ни в одной капиталистической стране безопасность человека не была столь высока, как в социалистическом Советском Союзе.

Опыт СССР также убедительно доказал, что экономической основой осуществления, укрепления и развития Советской власти как формы диктатуры пролетариата является общественная собственность на средства производства, планомерно организованное непосредственно общественное хозяйство – производство потребительной стоимости, обеспечивающее полное благосостояние и свободное всестороннее развитие всех членов общества. Не самовозрастание стоимости, не прибавочная стоимость, а обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества является целью социалистического производства. Отказ от этой цели, курс на рынок, а рынок необходим в переходный к социализму период, приводит к разрушению социализма, поскольку регулируемое рынком товарное хозяйство принципиально не может быть экономической основой социализма и диктатуры пролетариата в форме Советской власти. Всеобщее товарное хозяйство – это основа капитализма и диктатуры буржуазии.

Потребность пролетариата в государстве определяется задачами подавления действий, противоположных его классовым интересам, от кого бы такие действия ни исходили и из чего бы ни проистекали. Следовательно, государство диктатуры пролетариата как Советское государство отмирает только с достижением полного коммунизма, с полным уничтожением классов и всех следов выхождения коммунизма из капитализма, исчезновением угрозы реставрации капитализма как изнутри – на почве мелкобуржуазности при социализме, так и извне – путем империалистической агрессии. Отказ от производственного принципа формирования Советов, от главного в марксизме – диктатуры пролетариата, бюрократизм, не встречающий достаточного противодействия посредством широкого привлечения трудящихся к управлению, идеологически-политическое перерождение верхушки партийно-государственного аппарата, ревизия марксизма-ленинизма, совершённая вначале на ХХ и ХХII съездах КПСС и достигшая апогея в политике перестройки, отказ от основополагающих принципов коммунизма в теории и на практике привели к победе контрреволюции и, при поддержке международного империализма, к реставрации капитализма в СССР.

В условиях, сложившихся в результате победившей в России и других республиках СССР контрреволюции, подорвавшей экономический потенциал России, породившей кровавые конфликты, приведшей к вымиранию населения, попирающей русскую культуру и нравственность, все больше людей осознаёт, что социалистический период развития России в исторической форме СССР был периодом величайшего экономического, культурного и духовного подъема народов России. История сметает пыль и грязь, которыми хотели замарать социалистический период развития России прикормленные Западом антикоммунисты от Солженицына до Горбачева. Объективно мыслящие люди всё смелее поднимают голос в защиту ценностей, которые созданы поколениями советских людей.

Борьба за создание Советов сначала как органов забастовочной борьбы, а затем органов рабочей власти, за установление диктатуры пролетариата в форме Советской власти, начатая Великой Советской социалистической революцией в России, есть магистральная дорога человечества к свободе, равенству, братству и счастью всех народов.

Всеобщая коммуна, то есть социалистическое Советское государство возникло сразу не как отдельная всеобщая коммуна, а как Союз Коммун – Союз Советских Республик – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, объединившая сначала по Конституции 1918 года четыре коммуны-республики. В 1924 году в Конституции зафиксированы уже шесть республик, а в 1936 году – 11 союзных республик. И этот международный Союз Советских Социалистических Республик был открыт для других однородных государств-коммун.

Однако сложная послевоенная обстановка и неготовность новых социалистических государств к формированию Советов в соответствии с их производственной природой, а с 1961 года явный отход руководства КПСС от сущности советского строительства в СССР, затормозили становление международного Союза Советских государств, руководимых пролетариатом их стран. Эту слабость сразу почувствовала внутренняя и международная реакция и усилила натиск на мировое коммунистическое движение во всех странах и по всем направлениям.

Сегодня, чтобы развивать производство, надо иметь сильные организации рабочих – партию рабочего класса и профсоюзы, которые знают, что нужно для развития работников и помогают работникам эти нужды отстоять. А если надо, то вступают в забастовочную борьбу и развивают профкомы в забасткомы, а объединившиеся забастовочные комитеты – в Советы.

Опыт борьбы за свои интересы и советского строительства у широкой массы трудящихся остался, он достаточно глубоко осмыслен наукой и партией рабочего класса. Он показал, что сила компартий – в их связях с рабочим классом, с предприятиями, на которых он организован и чувствует себя уверенно. Форм такой связи много, но Советы показали, что могут стать всеобщей формой такой связи, ибо главное в них как раз единство коммунистической партии и рабочего класса на предприятиях. Это единство освещают выдающиеся результаты экономического и культурного развития социалистических стран в ХХ веке, успехи Китайской Народной Республики в XXI веке и реальная перспектива становления и развития международного Союза Советских Республик, руководимого пролетариатом их стран.

1Позднее город был переименован в Иваново. Поэтому говорят чаще об Ивановском Совете.

2Позднее около 20 человек вышли (буржуа), а 16 новых коммунаров было принято.

3«Парижская Коммуна 1871 года». М.:Изд-во полит.лит-ры, 1970, с.30.

4Там же, с. 29.

5 В.И.Ленин. Там же, т. 36, с. 58–59.