Когда я раздаю газеты на проходных заводов, мне иногда удается поговорить с некоторыми рабочими. Очень часто приходится слышать от них: «Кто ваш лидер? Я за него проголосую». Что ж, пора осветить этот вопрос детально.

Начнем с голосования. Раз и навсегда надо запомнить, что для действительных коммунистов буржуазные выборы – это цирк с конями и клоунами. «Угнетённым раз в несколько лет позволяют решать, какой именно из представителей угнетающего класса будет в парламенте представлять и подавлять их!» – подчеркивал Ленин в книге «Государство и революция», цитируя работу Маркса «Гражданская война во Франции». Действительные коммунисты никогда не выдвинут своего представителя в предводители класса эксплуататоров. Представим всё же, что кандидата мы выдвинули, и его выбрали в президенты.

Во-первых, указы президента у нас всего лишь на 4-м месте в законодательной иерархии: самый главный закон – Конституция, на втором месте федеральные конституционные законы, далее федеральные законы, только потом указы президента, и дальше располагаются постановления правительства, решения губернаторов и местных администраций. Таким образом, президент подчиняется как минимум парламенту и его решениям. Допустим, наш человек, будучи президентом, предложит такой закон: конфисковать имущество не только у взяточников, но еще и у членов их семей, которые помогают им «отмывать» деньги. Закон у нас считается вступившим в силу только после того, как он пройдёт Государственную Думу Федерального собрания Российской Федерации, затем Совет Федерации, и только потом он отправится на подпись к Президенту. Ну-ка, проголосуют ли за такую инициативу наши депутаты? Депутаты, у которых поголовно дети и жены — все почему-то очень талантливые бизнесмены? Вопрос риторический.

Во-вторых, каким бы прекрасным не был руководитель страны, работу выполняет не он, а местная администрация. К примеру, Путин недавно поставил задачу повысить зарплату бюджетников в два раза. И что же сделала администрация в таких ВУЗах, как Математический Институт им. Стеклова, Институт синтетических полимерных материалов им. Н. С. Ениколопова и других НИИ РАН? Просто перевела всех сотрудников на половину ставки с сохранением выплат. В итоге, конечно, на бумаге зарплаты выросли в два раза, но ещё и появилась возможность легко сокращать тех, кто администрацию не устраивает. Президенту доложили, что задачу успешно выполнили, и все счастливы (кроме рядовых сотрудников).

Если президентские выборы для действительных коммунистов — табу, то участие в местных парламентских выборах допустимо. Но в парламенте – от слова parle –  «говорильня», – действительные коммунисты участвуют не для того, чтобы взять власть, а для того, чтобы расширить свою агитацию и пропаганду. Но если мы агитируем и пропагандируем не ради буржуазной власти, то ради чего? Ради Советов.

История показала, что такая форма государственной власти как Советы рождается только из профсоюзной, забастовочной и стачечной борьбы рабочих. Именно забастовки учат рабочих быть властью: действовать организованно и сообща, не надеяться на авось или чью-то милость, просчитывать свои действия наперёд и заранее знать результат. В 1917 году фабрично-заводские забастовочные комитеты становились фактическими хозяевами предприятий, представляя собой реальную экономическую и политическую силу. «Они не только защищали интересы рабочих, как профсоюзы, но и следили за производственным процессом, за дисциплиной, за поставками сырья и сбытом продукции, за назначением и увольнением мастеров и т.д. Они поэтому выдвинули требование рабочего контроля и учредили рабочий контроль на предприятиях фактически (!), ещё до соответствующего декрета. Декреты потому и имели силу, что выражали и закрепляли чаяния и действия передовых рабочих»(Казеннов, Попов — «Советы как форма государственной власти», доступна бесплатно для скачивания на сайте bibl.rpw-mos.ru).

При этом профсоюзная борьба должна возглавляться не какими-то пришлыми людьми, а рабочими на местах. Сами  рабочие должны научиться организовывать себя. Мы можем только вооружить – причем бесплатно – всеми необходимыми знаниями, предостеречь от ошибок, познакомить с опытом успешной борьбы, обеспечить практическую помощь в создании коллективных договоров и установлении связей между рабочими разных предприятий, бороться вместе с рабочими, вместе с ними претерпевать лишения борьбы, но за рабочих мы бороться не сможем.

Отсюда вытекает ответ на вопрос, кто наш лидер.

Лидер у нас тот, кто больше других работает на развитие рабочего движения. Вынуждены огорчить тех, кто хотел проголосовать за наших лидеров: во-первых, своих мы буржуазии не отдадим, а во-вторых, нельзя просто поставить галочку, и ждать, что жизнь улучшится. Деваться некуда — рано ли поздно, рабочим все равно придется бороться. Сегодня никакой надежды не осталось на галочки, пора учиться быть властью самим.

К.Ф.Старцева,
Рабочая партия России,
г.Москва