(из книги американского автора Герба Танка (Herb Tank) "INSIDE JOB! The Story of Trotskyite Intrigue in the Labor Movement", 1947 г.)

 

Большой Бизнес атаковал Советский Союз в лоб. Его методы были грубыми. Простой народ во всём мире стал понимать лживость образа большевистского пугала, нарисованного для них Большим Бизнесом и его пропагандистами. Троцкий показал капиталистическому преступному миру новые приёмы нападения на Советский Союз и рабочее движение. Путь Троцкого был путём обмана. Используя сверхвоинствующие, очень левацкие и очень радикальные выражения, Троцкий призывал к свержению Советского правительства не потому, что страна была социалистической, а потому, что она была якобы недостаточно социалистической. Это был ловкий, сбивающий с толку, приём. Гитлер также научился ему и назвал себя национал-"социалистом", что очень развеселило крупных немецких промышленников, на которых он работал.

В изгнании Троцкий чувствовал себя как дома в преступной среде капиталистов – с его шофёрами, секретарями, телохранителями и политическими карьеристами, что увязывались вслед за ним. Повсюду он создавал свои троцкистские группировки. Повсюду он, именем мировой революции, осуждал Советский Союз. Капиталистическая пресса раскрыла перед ним страницы своих изданий. Мир стал свидетелем странного зрелища: Уильям Рэндольф Хёрст, громоподобно орущий, что Сталин "предал" мировую революцию, "не" совершив революции по всему миру. Это было странное зрелище – но оно также сбивало с толку.

Зарубежные разведслужбы капиталистических стран высоко ценят услуги ренегатов. На деятельность Троцкого обратил внимание Уинстон Черчиль. "Троцкий", писал он, "стремится сплотить преступный мир Европы, для свержения русской армии".

...

Большому бизнесу требуются крючкотворцы. Их производит школа троцкизма. Каждый год школа троцкизма даёт урожай бодрых интеллектуалов, которые за тридцать сребреников напишут что угодно. В своих публикациях в "Ридерс Дайджест" (Readers Digest), Life (Лайф) и Time (Тайм), Большой Бизнес постоянно пользуется услугами троцкистских "экспертов". Троцкисты являются "специалистами" по Советскому Союзу, рабочему движению, коммунистической партии и любым другим организациям, противостоящим диктатуре крупного бизнеса. Работать интеллектуальным головорезом под мафиозными боссами – довольно прибыльный преступный бизнес. Рынок здесь просто отличный.

Издательская деятельность – это Большой Бизнес. Одновременно это агентство пропаганды Большого Бизнеса. Отряды интеллектуальных головорезов держат ключевые позиции в издательских домах. Троцкисты часто выполняют функции редакторов и корректоров неопубликованных материалов, в которых они режут всё передовое. Если что-либо передовое не было ранее опубликовано, они могут убить его. Они также удачно устроены на местах литературных критиков и рецензентов. В этой работе они пользуются интеллектуальными орудиями с тупой кромкой, которыми жестоко дубасят всё, что отстаивает идеи прогресса.

Но как бы ловко ни умели они избавляться от передовых книг, ещё лучше они умеют писать подложные книги. Если дать им "старую-добрую" скабрёзную антисоветскую или антикоммунистическую книгу, написанную на заказ каким-нибудь старым троцкистским наёмным писакой у себя на ферме в штате Коннектикут – они устроят ту ещё хвалебную рецензию. Сначала напишут буйные заметки на первых страницах раздела "книжное обозрение" воскресных газет. Потом – версию для книги месяца. Потом – сокращённую версию в "Ридерс Дайджест" плюс разворот в журнале "Лайф". И наконец – устроят радиопостановку. А пока был жив Гитлер – они всегда могли рассчитывать ещё и на немецкий перевод.

Троцкисты усердно работают над тем, чтобы пленить молодых интеллектуалов и подающих надежды писателей и сделать их частью своих отрядов интеллектуальных головорезов. Они позиционируют себя как антикапиталисты, но при этом на них печатью проклятия лежит работа в качестве всепобеждающих марионеток преступного мира Большого Бизнеса. Интеллектуалы, в силу своего "промежуточного" социального положения, особенно подвержены заболеваниям и опасностям троцкизма. Для интеллектуала из среднего класса, который недоволен существующим положением вещей, но чьё межклассовое положение заставляет его бояться коммунизма, троцкизм предлагает "очаровательное" решение – выход. Он позволяет ему выступать в роли радикала, не принимая при этом участия в реальной борьбе. Как троцкист, он может нападать на коммунистов, Советский Союз, рабочее движение, одновременно используя радикальные выражения и выступая в качестве революционера.

У Большого бизнеса своя лирика, а у троцкистов – своя. Но мотив их музыки – один и тот же.

 

Перевели Владимир Иванович Грибков, Никита Александрович Ананевич