Здравствуйте! Я работаю на металлургическом предприятии. Как у нас обстоят дела с условиями труда, зарплатой, социальными гарантиями и т.д., я рассказывать не буду – по всей стране всё +- одинаково. Общественное бытие одно для всех. А значит и сознание +- одинаковое у всех. Значит, если я обращусь в этом письме к своим товарищам, тем самым я обращусь ко всем.

Жизнь сегодня – не сахар. Мало кто с этим станет спорить, кроме персон из рейтинга форбс. Люди возмущены, полны гнева и ярости… на кухне. А в жизни все ограничивается камеди клабами, роликами в ютубе и алкоголем. Нет, конечно есть единичные проявления хаотичных бунтов под руководством, так называемой, не системной оппозиции, которые успешно ликвидируются инструментами государственного подавления и принуждения. Между тем все эти бунтарские проявления происходят лишь против ухудшения и никак не способствуют улучшению жизни. Не стоит растрачивать свой пыл и спесь на таких противозаконных акциях. Толпа с бутылками и палками все равно не устоит против мощи государственной машины насилия. Это только в либеральных бреднях советские солдаты могли палками остановить фашистские танки.

А тем временем существуют абсолютно законные, эффективные и, не побоюсь этого слова, цивилизованные способы борьбы. Это не выборы или референдумы – в этих шоу выигрывает лишь тот, кто это шоу заказывает и оплачивает. И не митинги с демонстрациями – это лишь способ привлечь внимание, провести пропаганду, но затем нужно агитировать на конкретные действия за конкретные идеи, которые с митингом не имеют ничего общего. Ну и упаси боже, это не сбор подписей. Если я напишу вам письмо о том, что я бью вас палкой и соберу под этим письмом много подписей – вам очень больно будет его читать? Вот и правящей верхушке совсем не страшно читать все ваши письма, пока они не подкреплены угрозой реальных действий. Сила аргументов всегда должна подкрепляться аргументами СИЛЫ. Иначе получается, как в старом анекдоте:

« – отдайте, а то будет как вчера!

– А что вчера было?

– Вчера не отдали».

И этот аргумент силы сугубо экономический – нужно взять правящую «элиту», а правильнее сказать правящий класс, за карман. Тогда с ним можно будет делать все, что хочешь!

Я говорю о забастовке. Только забастовочная борьба может, во-первых, улучшить жизнь здесь и сейчас, а во-вторых, что главное, может, при развитии забастовочного движения, поменять ситуацию в стране в целом. Буржуазия навязывает вам свою волю в основном экономическими методами. Ведь, если бы она это делала путем открытого террора, то это уже был бы фашизм. И это уже конкретное преступление, за которое, например, был осуждён Гитлер. А поскольку экономические методы так эффективны, то и применяйте их в борьбе за свои объективные интересы.

И вот здесь начинается интересное. Никто не знает с чего начать и как все сделать. А начать нужно с самого малого: обозначить требования, которые улучшают жизнь и условия труда и оформить их в виде проекта коллективного договора. Затем кратко, простым и понятным языком изложить эти улучшения на одном листе и с этим можно агитировать коллег на борьбу.

Но тут начинается ещё интереснее.

Во первых, нам запрещено бастовать – отвечают люди – потому что так всегда говорит работодатель и это прописано в коллективно договоре.

Во-вторых, у всех кредиты, ипотеки, дети – никто не пойдёт.

В-третьих, если требования достаточно высокие, то всех уволят и наберут других или вообще закроют завод и т.д. И это только начало. Самое смешное, что такие мысли сидят в головах и у самих активистов, которые вроде и поддерживают, вроде и хотят все эти улучшения реализовать, но сами не верят в свои силы и поэтому их агитация звучит не уверенно и не ясно.

Здесь мой первый призыв. Решите для себя твёрдо, что всё, чего Вы требуете это:

  1. Нормально
  2. Обосновано
  3. РЕАЛЬНО!

Решите именно для себя самих. Попробуйте провести не сложный расчёт степени эксплуатации (отношение чистой прибыли к заработной плате). В моей компании, согласно опубликованному финансовому отчёту (каждое ПАО обязано такой отчёт публиковать, например, на своём сайте в разделе «Инвесторам») эта цифра составляет, примерно, 1 к 3. То есть 1 часть ФОТ на 70 000 сотрудников и 3 части дивидендов на 1,5 десятка акционеров. 70 000 человек получают четверть всей прибыли. И кажется, что если поднять ЗП в 4 раза, то акционерам ничего не останется. На самом же деле, если внимательней присмотреться, как распределяются затраты на персонал, то окажется, что бОльшая част этих затрат уходит на зарплату руководства и менеджмента. Особенно много компания тратит на надсмотрщиков, которые не принимают ни каких решений, а выполняют, своего рода, роль службы внутренней безопасности в среде генеральных директоров – так называемый, наблюдательный совет.

В рамках этого оказывается, что даже увеличив зарплату рабочим в четыре раза, затраты на весь персонал всё равно составят менее половины прибыли. Обращаю внимание, что эти расчёты и эти цифры нужны только вам, активистам-инициаторам, чтобы поверить в правоту и справедливость своих требований.

И вот, когда вы точно знаете, что ваше дело правое, тогда вы сталкиваетесь с другим стереотипом: живём терпимо, вон и Меньшов у Сёмина говорит, что нужно потерпеть, и товарищи ваши уверены, что нужно подождать, чтобы стало, как в начале 20 века, чтобы люди стали жить так плохо, что им нечего терять будет и тогда с ними можно будет не то что забастовку устроить, а даже совершить революцию.

Это не так!

Вот мой второй призыв и он гораздо важнее первого: действуйте сейчас!

В начале 20 века подъем забастовочного движения произошёл не столько в следствии того, что было не выносимо – это нам с позиции сегодняшнего дня те условия кажутся не выносимыми. Люди того времени относились к их условиям жизни и труда значительно более снисходительно, чем может показаться нам. Вспомните, например, наказания в виде ударов плетью. А ну как сегодня суд вынес бы приговор за оскорбление власти в виде 15 ударов? А тогда это воспринималось вполне приемлемым.

Первую роль, как начало развития забастовочного движения, сыграло то, что рабочие осознали отсутствие смысла рассчитывать на царя или кого бы то ни было, поняли, что нужно самим всего добиваться. А главную роль сыграл положительный опыт первых забастовок – рабочие почувствовали свою силу, научились организовывать, научились бороться и начали просвещаться в вопросах классовой сути государства и классовой борьбы. И тогда резкое ухудшение в 1914-1917 годах легло на подготовленную почву классового сознания с посеянными в неё зернами революции.

Сейчас же, если действия правящего класса приведут к резкому ухудшению, то народ взбунтуется, но слушать вас не будет – горячая голова не способна мыслить рационально. Человек с горячей головой действует не осознанно, а эмоционально. А постепенное ухудшение приводит к тому, что люди это воспринимают, во-первых, как должное, а во-вторых, они все более теряют веру в свои силы, их одолевает чувство безысходности и мечтают они только свалить с этого безнадёжного предприятия, города, страны.

Поэтому обращаюсь ко всем. Не говорю сейчас о революции. Говорю о конкретном улучшении жизни, о самых актуальных проблемах. Организовать коллектив на борьбу – дело не быстрое. На это может уйти не один месяц, а то и более года. Но советская власть, чтобы вводить в эксплуатацию по 2-3 завода в день, за несколько месяцев до этого начинала строить каждый день по 2-3 завода. И теперь, чтобы через год-полтора-два стало жить лучше, начинать борьбу надо сейчас.

Мы начинаем!

Вы с нами?

Владимир Полищук, рабочий