БОРЬБА ЗА УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА СТАВРОПОЛЬЕ В 1917 ГОДУ

116

Большевики Ставрополья, создав самостоятельную группу, с первых же дней Февральской революции развернули работу среди рабочих, сол­дат и трудового крестьянства Ставропольской гу­бернии, призывая их не доверять Временному правитель­ству и не поддерживать его антинародную политику, скорее кончать империалистическую войну, а власть передать в руки Советов, которые бы выражали интере­сы трудящихся.

Разъяснительная ра­бота вскоре дала положительные результаты. В начале марта на всех промышленных предприятиях города были созданы рабочие комитеты. В течение марта-апреля почти все рабочие и слу­жащие были объединены в профессиональные союзы. В профсоюзах металлистов, кожевников и строителей с самого начала их создания во главе стояли большевики. В начале апреля 1917 года в Ставрополе состоялось общегородское собрание рабочих — членов профсоюза. Собрание поддержало большевиков, как подлинных выразителей интересов трудящихся. Солдаты Ставропольского гарнизона поддержали большевиков действием. На состоявшейся в Ставрополе первомайской демонстрации большевист­ские лозунги несли вместе с рабочими 14 рот, и только одна рота — лозунги соглашателей с Временным правительством.

Трудовое кре­стьянство губернии не верило обещаниям Временного правительства, эсерам и меньшевикам. Губернский комиссар Временного правительства в одном из донесений писал командующему Кавказским военным округом: «Крестьяне говорят, что хлеба не дадим… Рабочих и солдатских депутатов не слушают (депутатов эсеро-меньшевистских Советов). Агитация уже не дейст­вует… Многие сходы до того обнаглели, что не стесня­ются открыто заявлять о ненужности Временного правительства». Наглядным примером недоверия Времен­ному правительству, эсеро-меньшевистским Советам и роста влияния большевиков является обсуждение 17 сентября 1917 г. на расширенном заседании Совета вопроса о земле и власти в губернии. Выступивший на заседании председатель «Комитета увечных воинов» заявил о ненужности Временного правительства, так как оно ничего не дало народу. Он сказал: «Землицы у крестьян нет, а есть расстрелы».

Вслед за ним слово взял матрос Балтийского флота Райков, он потребовал создания сильной и твердой власти, а «чтобы власть была сильной, она должна при­надлежать только Советам, Советам и Советам!» На заседании было предложено три проекта резолюции по вопросу о власти. По большинству голосов была приня­та резолюция большевиков, в которой говорилось о пе­редаче власти Советам и земли крестьянам (без выку­па), о введении рабочего контроля над производством и распределением, о национализации важнейших отраслей промышленности.

После расстрела массовой демонстрации в Петрограде 5 июля 1917 года губернский комиссар потребовал от начальника гар­низона Ставрополя выделить в его распоряже­ние отряды казаков для подавления возможных высту­плений. В га­зетах и специально выпущенных листовках буржуазия бессовестно возводила грязную клевету на большеви­ков. В этих условиях вопрос о переходе власти в руки Со­ветов временно был снят.

На второй день после победы вооруженного восстания в Петрограде 25 октября (7 ноября) 1917 г. в Пятигорске состоялся солдатский митинг. На нем выступили с ре­чами И. В. Малыгин и Г. Г. Анджиевский. Участники митинга приняли резолюцию, в которой приветствовали рабочих Петрограда и высказались в поддержку их действий. О полной солидарности с петроградским про­летариатом принял решение и Пятигорский городской Совет.

28 октября 1917 г. Георгиевский Совет рабочих и солдатских депутатов в знак солидарности с действиями рабочих Петрограда провел многотысячную демонстра­цию трудящихся города.

В этот же день, 28 октября, весть о победе рабочих Петрограда пришла в Ставрополь. Вечером состоялось заседание городской думы, на котором обсуждался во­прос «О мерах по усилению охраны города… в связи с событиями в Петрограде». Выступивший на заседании губернский комиссар сказал, что положение в городе крайне тревожное, в смысле порядка следует считать угрожающим. Дума приняла решение расквартировать в Ставрополе 2 эскадрона казаков, увеличить состав полиции и сыскного отделения и в случае возникнове­нии беспорядков возбудить ходатайство об объявлении города на военном положении.

Но никакие решения думы уже не могли остановить ход событий. 29-октября 1917 г. в Ставрополе больше­виками была проведена невооруженная демонстрация солдат и рабочие под лозунгом «Вся власть Советам!» Эсеровская газета «Северо-Кавказское слово» писала в эти дни, что «не проходит ни одного за­седания Совета рабочих и солдатских депутатов, чтобы большевики не выдвигали вопрос о захвате власти».

К началу декабря 1917 г. с фронтов Первой мировой войны вернулось в Ставрополье около 90 тысяч солдат, значитель­ная часть которых была на стороне большевиков. Кроме того, в губернии были раскварти­рованы воинские части. Почти все они уже не подчиня­лись главному командованию Кавказского фронта. Сол­даты, жившие в селах, устраивали митинги, на которых призывали крестьян разгонять Комитеты общественной безопасности, земства и организовывать Советы. В конце декабря 1917 г. святокрестовский уездный комис­сар писал губернскому комиссару о том, что «… за по­следнее время с возвращением с фронта солдат, в уезде начались волнения и открытое недоверие установившемуся порядку. Кроме того, замечается стремление масс к отобранию недвижимости, особенно земли у зажиточ­ных лиц».

В такой обстановке 2 декабря 1917 г. состоялось очередное заседание Совета, на котором по предложе­нию большевика М. Морозова был постав­лен вопрос о передаче всей власти в губер­нии в руки Советов. Меньшевики и эсеры выступили против и сорвали обсуждение вопроса.

Перед закрытием заседания т. Морозов заявил: «…желательно, чтобы власть в городе и губернии перешла в руки Советов… Мы же­лаем взять власть и должны сделать во что бы то ни стало».

Стремясь не допу­скать перехода власти в руки Советов, местная буржуазия высту­пила в поддержку идеи «самостоятельной» республики на Северном Кавказе, не зависимой от центральных органов. Когда и эта затея провалилась, эсеры и меньшевики, с помощью губернского комиссара, решили собрать Губернское Народное собрание, пола­гая протащить в него своих сторонников, чтобы при их помощи укрепиться у власти и не допустить перехода ее в руки Советов. Однако обстановка складывалась в пользу большевиков.

В начале декабря 1917 г. в Ставрополь из Грозного прибыл 3-й пехотный полк, в составе которого была крепкая партийная организация во главе с председателем Военно-революционного комитета горо­да Грозного большевиком Н. А. Анисимовым. Все это способствовало усилению и улучшению работы больше­виков среди рабочих и крестьян губернии.

12 декабря 1917 г. для работы в воинских частях, расквартированных в Ставрополе, был создан Военно-революционный комитет во главе с Н. А. Анисимовым. 14 декабря комитет обра­тился со следующим воззванием к солдатам: «Контрре­волюция подняла голову по всему Северному Кавказу, начинает господствовать нагайка. Корнилов, Каледин и Караулов душат революцию… Военно-революционный комитет будет бороться с явными и тайными контррево­люционными выступлениями. Пусть же каждый из вас не покидает своего тяжелого поста в такую минуту». Ежедневная работа большевиков дала, поло­жительные результаты. На состоявшемся 17 декабря 1917 г. общем собрании членов союза пекарей Ставрополя была принята следующая резолюция: «При­знаем единую власть Народной Революции в лице Пет­роградского Совета Народных Комиссаров и выражаем ему полное доверие. Также поддерживаем изданные декреты Народного Правительства. Приветствуем пере­довой авангард русской революции — партию социал-демократов (большевиков), которая является единствен­ным защитником трудового народа».

Первые декреты Советского правительства, статьи и речи В.И. Ленина, работа большевиков среди трудящихся позволили ра­бочему классу и крестьянству установить власть Сове­тов на Ставрополье. «Великая российская революция,— писала «Прав­да» в декабре 1917 г.,— заглянула во все углы нашей обширной страны… Из целого ряда станиц получены известия о переходе власти к Советам. На всем Север­ном Кавказе строится новая власть. Пятигорск, Арма­вир, Георгиевск, Ставропольская губерния—вот пунк­ты, где за последние дни власть перешла в руки Сове­тов».