Прошло более 200 лет со дня завершения публикации одного из величайших произведений человечества — книги великого мыслителя-энциклопедиста Георга Вильгельма Фридриха Гегеля «Наука логики». И около 180 лет со дня, когда завершилось творчество последнего создателя целостной завершенной философской системы, равной по объему разработки философских и научных проблем целостному мировоззрению. В своем отправном пункте оно было идеалистическим, по методологии разработки конкретных наук – в значительной мере метафизическим, а по разработке проблем обществознания оно было в значительной мере консервативным и эклектическим, поэтому и наиболее быстро устаревшим. Но в своем методологическом диалектическом основании – «Науке логики» – это мировоззрение сохранило (сняло, как сказал бы сам Г.Гегель) высшие мировые достижения и опиралось на них, а потому  является таким прочным, что и спустя 200 лет никто ни из почитателей, ни из оппонентов не сделал ничего более значительного, не внес никаких существенных изменений в изложение системы категорий.

Ничего, кроме исходного пункта и конечного пункта! Вместо идеалистического обоснования начала мировоззрения Г.Гегеля, оно стало материалистическим у К.Маркса и Ф.Энгельса. Вместо христиански-религиозного в конце, оно стало демократически-человечным. А это принципиально меняет дело! Мировоззрение впервые в истории освободилось от религиозно-идеалистических пут и при этом стало не только материалистическим, но и диалектическим.

В объективной диалектике последней категорией является категория «взаимодействие», которой завершается гегелевская «объективная логика». И дальше, писал Ф.Энгельс, идти некуда, или к изучению вечно движущейся материи, или к субъективизму и к богу. Наука и прогрессивное человечество в целом выбирают изучение реальной всеобщей материи.

В научно-философской системе Г.Гегеля философия завершила свое фундаментальное развитие. В ней мыслитель представил в развитой и систематизированной форме логический метод научного познания и дал образцы его применения в важнейших на то время науках. В этом отношении он повторил научно-философское достижение Аристотеля, которого почитал, которому следовал, и понятийный метод  которого глубоко усвоил и развивал. И называл Аристотеля своим главным учителем, писал, что его любимое занятие преподавать Аристотеля. А ведь Аристотель был учителем человечества, христианского и исламского, почти 2000 тысячи лет. Поэтому не будет удивительным, если диалектический метод научно-философского исследования, разработанный Гегелем, не получит сколь-нибудь конкретного развития в течение ближайших нескольких столетий. Но его будут долго и последовательно изучать и его логическим законам следовать, потому что это не придуманные из головы «модели» и «видения», а открытые гением при помощи головы всеобщие законы бытия и мышления. А если выразиться точнее, то он систематизировал те открытия всеобщих понятий (категорий),  которые были сделаны предшествовавшими философами почти за 2500 лет.Например, категория «становление», открытая еще Гераклитом Эфесским: она, можно сказать,  выражает «закон становления». Можно сформулировать его так: «Все находится в становлении», или «Все есть становление». Или, как говорил сам Гераклит: «Все течет, все меняется и в одну реку нельзя ступить дважды». Г.Гегель развернул логику этой категории и показал, как она управляет другими понятиями в голове и отношениями вещей в природе и обществе.  А действует она как закон –   постоянно и везде, вне зависимости от того, сознается это человеком или нет. Поэтому же эта категория управляет грамматикой языка в большом секторе взаимосвязей. И человек с детства вместе с родным языком подсознательно получает и основы логики. Также и все другие категории. Но те ученики, кто, в силу ли природного таланта или с помощью  преподавателей, открывает их для себя в научной форме, тот получает гигантские преимущества перед теми, кто не знает их: не подмечает в личном опыте, не изучает в вузе, не штудирует (как выразился В.И.Ленин при конспектировании гегелевской «Науки логики») специально частным образом.

А почему Ленин дважды штудировал «Науку логики»? Потому что он еще в молодости читал «Капитал» К.Маркса (и даже сам переводил его на русский язык) и из послесловия  ко второму изданию понял очень важное условие успеха основателя научного коммунизма. К.Маркс дает здесь редкое для философов признание (обычно философы критикуют предшественников): « Я поэтому открыто объявил себя учеником этого великого мыслителя … именно Гегель первый дал всеобъемлющее и сознательное изображение её (диалектики – А.К.) всеобщих форм движения». А Маркс был специалистом в философских  вопросах: он изучал её в университете и защитил диссертацию по древнегреческой философии.  Причем уже в ней выяснил принцип отношения к предшествующему мыслителю. Объясняя в одном из примечаний упреки учеников Гегелю в его недостатках, он пишет: «…дело его учеников – объяснить  из его внутреннего, существенного сознания то, что для него самого имело форму экзотерического (Т.е. существенного для специалистов – А.К.) сознания». Да и вообще в тогдашней Германии Гегель был высшим философским авторитетом, за которым шли несколько философских школ, его идеям следовали реформаторы Германии (в частности и министр просвещения), превратившие её из рыхлого конгломерата слабо связанных между собой княжеств в сильнейшее государство Европы. Наконец, и в наше время в мире действует много разного рода объединений, изучающих творчество Гегеля, в том числе три – Международных (в том числе несколько центров было в СССР, а сегодня в России). Так что позиция К.Маркса имела серьезные предпосылки и основания. И эту его позицию вполне разделял его друг Ф.Энгельс. Эту же позицию усвоил еще в ранней молодости В.И.Ленин и следовал ей всю свою жизнь. Еще в 1913 году, готовя статьи к 50-летию со дня смерти Маркса, он вполне убедился и из разъяснений Ф.Энгельса, и из собственного изучения Гегеля и Маркса, и из своей революционной практики, что Маркс с Энгельсом в совместной работе 1848 года «Манифест коммунистической партии» впервые выступили с новым мировоззрением. И теперь он попытался дать общий контур этого мировоззрения, пока была актуальной эта проблематика в связи с юбилеем. И в целом на тот момент система мировоззрения была схвачена и разъяснена гениально. Впрочем, здесь В.И. Ленин следовал указаниям Ф.Энгельса, которым вполне доверял. В работе «Три источника и три составные части марксизма» он точно выразил и суть переворота, совершенного Марксом и Энгельсом в науках об обществе, и последовавшее за этим изменение всего мировоззрения в целом.

Но поскольку мировоззрение было только сформулировано в общих чертах и вполне развернуто только в его экономическом учении, постольку целая конкретная картина не появилась еще к 1913 году, она оставалась ещё не полной. Поэтому В.И.Ленин часто характеризует понимание Маркса как «миросозерцание». И отсюда впоследствии возникли проблемы, которые, как оказалось, не решены и по сей день. (Но об этом чуть ниже).

Поэтому можно сказать, что существует глубоко осознанная духовная, и прежде всего методологическая, преемственность между Гегелем, Марксом с Энгельсом, и Лениным, проходящая через весь XIX век  и начало XX века и продолженная в марксизме-ленинизме до ХХI века.

Причем уникальность этой связи в том, что несмотря на международное признание заслуг Гегеля, можно утверждать, что других, таких  выдающихся последователей как Маркс, Энгельс и Ленин, у него не было и нет, хотя до сих пор во всем мире выходят издания его сочинений и горы литературы о нем. А поскольку Гегель считается на Западе связанным с коммунистами, то современное христианско-буржуазное сознание (например, такое как у профессора-позитивиста Карла Поппера) его просто отталкивает. А кое-кто даже пытался в 1930-е годы притянуть Гегеля к фашизму, поскольку последний-де использовал идеи Гегеля. Да, у Гегеля были и реакционные идеи, связанные, в основном, с его приверженностью германской монархии и идеям централизации Германии. Но это, конечно, очень грубые натяжки. А логику, как науку о правильном мышлении, изучают все, поскольку во всякой деятельности используется ум, а ум – он силен логикой.

Это хорошо понимали в  революционной России, поэтому В.И. Ленин и сам дважды изучал «Науку логики», и стимулировал её изучение в Советской России. В своей завещательной статье («О значении воинствующего материализма») он писал: «Опираясь на то, как применял Маркс материалистически понятую диалектику Гегеля, мы можем и должны разрабатывать эту диалектику со всех сторон…». И надо сказать, что в целом это завещание Ленина выполнялось. Например, в СССР было впервые в мире издано собрание сочинений Гегеля на иностранном (русском) языке, причем в 14 томах. В СССР много читали, изучали и писали о философии Гегеля, в том числе о его диалектике. Однако каких-то крупных усовершенствований диалектической логики не состоялось, как и предполагал Гегель. А вот проблемы с логикой и с философией Гегеля были. И немалые… Они обусловлены как противоречием системы методу у самого Гегеля, так и противоречиями становления марксистского мировоззрения и условиями его развития в СССР.

Развитие нового мировоззрения в СССР

          Дело в том, что хотя к 1913 году процесс становления нового мировоззрения в основном завершился, в его системе не хватало одного важнейшего элемента: вполне развернутой системы естественнонаучных учений, выведенных на имманентном методологическом (диалектико-материалистическом) основании. А незавершенная рукопись Ф.Энгельса по проблемам диалектики природы не была еще издана к этому времени. Она, хотя и не вполне завершенная, появилась в СССР лишь в 1925 году.[1]Поэтому не случайно первая острая философская дискуссия – между так называемыми «механицистами» и «меньшевиствующими идеалистами» о диалектике  – разгорелась именно в середине 1920-х годов. В.И.Ленина к этому времени уже не было, а сами профессора и академики так и не дошли до решения этой проблемы. Проблема была отложена, а спорщиков развели административными мерами. Они заблудились в двух соснах. Во-первых, они не могли разрешить некоторого противоречия между положением Ф.Энгельса, что «из всей прежней философии самостоятельное существование сохраняет ещё учение о мышлении и его законах – формальная логика и диалектика. Все остальное входит в положительную науку о природе и истории»,  и характеристикой В.И.Ленина, который писал о «трех источниках и вместе с тем составных частях марксизма»:  философии, политэкономии и социализме, понимая под последним  политическую теорию рабочего класса.

Противоречие состоит в том, что у Ф.Энгельса «все остальное входит в положительную науку о природе и истории», а у В.И.Ленина про науку о природе не говорится, а рассматриваются   только философия и социальные науки: политэкономия и политическая теория. Причем у Энгельса получается тоже три части: 1) диалектика (и формальная логика), 2) науки о природе, 3) науки об обществе. Но Энгельс говорит о мировоззрении вообще и его отношении к философии. А товарищи философы решили, что они занимаются диалектикой  и  некими философскими  проблемами природы. Товарищи же ученые решили, что раз философы занимаются философскими вопросами природы, то им в философии уже нечего делать: они сами себе философы (как и позитивисты), а философам в науках о природе тем более нечего делать. И в конце концов получилось, что философы взяли на себя все мировоззренческие проблемы, а ученым-природоведам оставили их положительную науку. Да, философия, особенно материалистическая, в некоторые периоды истории выполняла и функцию мировоззрения. Но только такие философские системы,  где рассматривался относительно полный спектр проблем естествоведения и обществознания (как у Аристотеля, стоиков, эпикурейцев). Но большинство философских систем, хотя и были мировоззренчески значимыми, но до самостоятельных мировоззрений не доходили. А теперь, в ХХ веке, получилось, что философию отождествили с мировоззрением в целом (в том числе и в официальном учебнике под редакцией Ф.В.Константинова в СССР). Получился зловредный разрыв между естественными науками и философией, который с трудом, но преодолевался за счет личных усилий теоретиков, или, когда он выходил за рамки научных дискуссий, за счет вмешательства руководящих органов партии и государства. Иногда это было весьма драматично.

Решение же собственно мировоззренческой проблемы состояло, во-первых, в понимании мысли Ленина о трех частях марксизма, а, во вторых, в разработке естественнонаучной картины мира на основании диалектической методологии.

Нужно обратить внимание на то, что в этой статье В.И.Ленин в самом начале ведет речь о марксизме как «социальном учении» и упор делался на мировом обществознании, на котором основывались социальные учения марксизма. Да, таких источников марксизма было три: немецкая классическая философия, английская классическая политэкономия и французский утопический социализм. И развитых составных частей марксизма на то время было три: философия, политэкономия и социализм как политическая теория. В сравнении с Ф.Энгельсом, в рассуждении Ленина не хватает учения о природе, выведенного из диалектического основания. Но это не значит, что составных частей и в мировоззрении в целом останется всегда только три и именно эти три. Но В.И.Ленин понимал философию в энгельсовском смысле, что от нее осталось материалистическое учение о мышлении. А также, что марксистского учения о природе пока еще не было. Поэтому и речь у него идет о трех составных частях: философской части и социальной части, состоящей, в свою очередь, из экономического и политического учений. В это время словарь «Гранат» заказал ему статью о марксизме, вскоре после публикации статьи о трех источниках марксизма, он осознал здесь проблему реального существования и развития мировоззрения марксизма и её выражения в целостной законченной форме. И уже в следующем году в работе «Карл Маркс. Краткий биографический очерк с изложением марксизма»  он более конкретно рассматривает «новое миросозерцание». Характеризуя здесь «Манифест» 1848 года, он пишет: «В этом произведении с гениальной ясностью и яркостью обрисовано новое миросозерцание, последовательный материализм, охватывающий и область социальной жизни, диалектика, как наиболее всестороннее и глубокое учение о развитии (общества – А.К.), теория классовой борьбы и всемирно-исторической роли пролетариата, творца нового, коммунистического общества». Рассматривая далее конкретно миросозерцание К.Маркса, он выделяет крупным планом 1) «Учение Маркса», где речь идет о философском  исходном пункте: о материализме и его распространении на общество, в котором разделами являются «Философский материализм», «Диалектика», «Материалистическое понимание истории», «Классовая борьба»; 2) «Экономическое учение» Маркса», где разделами являются «Стоимость» и «Прибавочная стоимость»; 3) «Социализм» и 4) «Тактика классовой борьбы пролетариата». Здесь ясно, что в целом В.И.Ленин опирается на концепцию «Трех источников» («Тактика классовой борьбы пролетариата» – это конкретизация раздела политической теории. Кстати, этот раздел словарь «Гранат» не опубликовал: политическая теория и тактика классовой борьбы пролетариата была для него слишком страшна), но она значительно конкретизирована.

Однако она неполна в силу отсутствия целостного диалектического учения о природе, куда вошла бы только что возникшая квантовая физика, новая генетика и новые химические и другие теории. Поэтому освоение  человеком мировоззрения марксизма в целом было отдано на усмотрение и способности личностей, ученых и неученых, которым оно нужно в большей или меньшей степени. А в 1960 – 1980-х годах даже ту социальную часть системы мировоззрения, которая была достаточно подробно описана В.И.Лениным, разъединили по разным кафедрам (кафедра философии, кафедра политэкономии и кафедра научного коммунизма), практически не взаимодействовавшим между собой в плане совместных исследований. Произошла полная подготовка к ликвидации официального преподавания марксизма как целостного мировоззрения.

Но система марксистского мировоззрения в это время была неполна еще и в другом отношении.  В.И.Ленин сам был создателем нескольких теорий и продолжателем теорий основоположников: теория империализма, теория партийного строительства, теория пролетарской революции, теория Советов как формы диктатуры пролетариата, теория революционной ситуации, теория взаимодействия экономики и политики и многих других. Иначе говоря, мировоззрение уже созрело, но не было ещё готово лечь на бумагу. Самому В.И.Ленину было и неудобно заниматься этим по моральным соображениям, и некогда по условиям постоянной напряженной революционной войны, которую он возглавлял.

Поэтому перед марксистами СССР стояли две большие задачи: изложить марксистское мировоззрение с учетом вклада в его развитие В.И.Лениным и  создать на основе диалектического метода целостное изложение марксистского учения о природе, которое бы завершило систему марксистского мировоззрения для условий середины ХХ века. То есть нужно было целостное изложение системы марксистского мировоззрения, развитого на основе теоретических исследований классиков марксизма-ленинизма (Маркс, Энгельс, Ленин) и практических результатов по завоеванию власти рабочим классом и по строительству социализма в одной стране (Ленин, Сталин).

Первая задача под нажимом и при непосредственном участии И.В.Сталина была довольно успешно решена. А вот вторую задачу академики-философы попытались решить в подготовленном учебном пособии «Основы марксизма-ленинизма» в 1960 году в виде целостного мировоззрения, но попытка вышла провальной и больше не повторялась.[2] Поэтому целостного изложения системы марксистского мировоззрения так и не появилось, хотя само мировоззрение успешно развивалось на протяжении всей истории СССР. Оно осуществлялось на инициативной основе людьми, которые осваивали это мировоззрение при поддержке советских партийных и научных институтов, и двигали процесс со всех сторон на диалектико-материалистическом основании и данных современной науки о природе и обществе. Поэтому наука и техника в СССР вышли к середине ХХ века на вершины мировой науки, добились самых высших результатов в крупнейших технических направлениях: в электронике и вычислительной технике, в атомной энергетике и вооружениях, в реактивном самолетостроении и космической технике и вывели человека в космос.

А вот руководство развитием мировоззрения и его пропагандой оказалось не на высоте. И дело тут не в том, что кто-то чего-то не понимал, а в борьбе мелкобуржуазных элементов и бюрократов внутри руководства КПСС, в том числе идеологического руководства, за свои частные интересы, в отходе части партийного и государственного руководства от мировоззрения рабочего класса, разработанного классиками марксизма-ленинизма, в предательстве хрущевской верхушкой государства диктатуры пролетариата и самого рабочего класса. Мировоззрение марксизма-ленинизма было сведено этими силами к «идеологической борьбе», одним из главных противников которых был Сталин и эпоха диктатуры пролетариата.

Такое и без того удручающее положение на «идеологическом фронте» в конце 1950-х – начале 1960-х  годов было усугублено тем, что в конце 1950-х годов отменили изучение даже и формальной логики в школах. Так что к зарождению контрреволюции в начале 1960-х годов советский идеологический корпус был основательно подорван и дезориентирован. Настолько, что он не смог открыто возразить даже на откровенно алогичную подтасовку: «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме». Этот фальшивый лозунг внушался нам, детям, уже жившим при коммунизме в его первой фазе – в социализме, а также партийным и идеологическим работникам, понимавшим, что это алогизм. И, тем не менее, это так!

Поэтому наша задача – помочь молодому поколению глубоко усвоить логику и марксистско-ленинское мировоззрение в целом с целью достижения истины в любом вопросе, выработать глубокие убеждения на основе нового глубоко научного мировоззрения и твердо их отстаивать!

Этому во многом способствует и будет в дальнейшем еще больше способствовать деятельность Красного университета Фонда Рабочей Академии.


[1] Кстати, В.И.Ленин еще в статье «К. Маркс…» писал: «Нельзя понять марксизм и нельзя  цельно изложить его, не считаясь со всеми сочинениями Энгельса»

[2] Была еще одна частная попытка дать теоретический опыт разработки целостного мировоззрения, но тоже неудачная. А позже вышли философские монографии по теории мировоззрения.

 

Казеннов А.С.,
доктор философских наук, профессор,
руководитель Ленинградского отделения Фонда Рабочей Академии