НИКТО, КРОМЕ НАС

43

Освобождение рабочего класса есть дело рук самого рабочего класса. Однако, именно эту простую истину трудящиеся в целом не понимают сегодня, и если она им даётся, то весьма трудно.

Сегодня среди них очень распространены разговоры, пронизанные негативным восприятием теперешней общественной жизни, хвалебными суждениями о Советском Союзе и  переживаниями по поводу социальной несправедливости. Вот, что можно слышать:

  • Раньше в СССР работа была… официальная;
  • Меня трудно было уволить, а если уж увольняли, то должны были воспитывать в течение месяца, чтобы принять потом обратно;
  • Начальство платит мне копейки, а само шикует;
  • Нам урезали зарплату;
  • Нам не собираются поднимать зарплату;
  • Что? 6-часовой рабочий день?! да у нас он бывает и по 20 часов!

А когда речь заходит о возможности бороться, тут на авансцену выходит взращённая телевидением мелкобуржуазность сознания, к сожалению, многих и многих рабочих. «Найдут одного зачинщика, уволят, а остальные разойдутся», — говорят они.

А в ответ на то, что половину коллектива на большом предприятии увольнять вряд ли кто будет, звучит следующее: «Ты не сагитируешь пять тысяч человек! Ну, сагитируешь — посидят, поголодают без зарплаты и разойдутся».

Ты им приводишь довод: «Так ведь почти все права и блага, которые трудящиеся имеют сегодня, были достигнуты посредством коллективной борьбы». А они в ответ: «Сегодня у людей кредиты, ипотеки, семьи. Они боятся потерять работу, поэтому ничего такого сегодня невозможно».

Ощущение, что некоторые трудящиеся готовы сегодня хоть из пальца высосать предлог, лишь бы не бороться. Очевидно — самооправдание, подкрепленное страхом и мелкобуржуазным обманом индивидуального восхождения по «карьерной лестнице».

Если допустить, что эти общественно-пассивные люди правы, а общественно-активные лишь мутят воду, что тогда? Может быть, действительно ничего добиться уже невозможно? Может быть, люди, отстаивающие эту точку зрения и убежденные в ней, правы? Но почему они тогда сами еще не покончили с собой?! Во-первых, всё равно помирать. Во-вторых, они видят, не могут не видеть, постепенное ухудшение жизни трудящихся. Они видят, что дальше будет только хуже, если не бороться. В-третьих, бороться незачем, не за что и очень непривычно. Видимо инстинкт самосохранения сильнее логики.

Первое. Что должны понять трудящиеся? — Это то, что никто не будет стремиться улучшить нашу жизнь, кроме нас самих.

Второе. Только совместными коллективными (никак не индивидуальными), организованными и тактически грамотными действиями  можно достичь экономических побед, малых и больших, в пределах одного предприятия, в межотраслевых масштабах и даже в масштабах целой страны.

Третье. Наша борьба есть прогрессивная, справедливая борьба. Мы — рабочие — создаём все блага общества, которые затем присваивают себе капиталисты.

Рабочий класс в большинстве своем должен понять, что его судьба — в его руках.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Н. Лёвин, грузчик,
Рабочая партия России